Рефотека.ру / История

Реферат: Особенности политической карьеры Б. Нетаниягу и формирование его взглядов как государственного деятеля.

Особенности политической карьеры Б. Нетаниягу и формирование его взглядов как государственного деятеля.

Во всем мире преобладает миф о том, что премьер-министр Государства Израиль Беньямин Нетаньягу вырос в высоко политизированной семье, чётко идентифицировавшей себя с правым (ревизионистским) крылом сионистского движения. Ответственность за подобное мнение лежит на отце Беньямина – Бар Ционе Нетаньягу, действительно имевшим тесные контакты с ревизионистским движением. Ответственность за подобное мнение лежит на отце Бениамина – Бар Ционе Нетаниягу, действительно имевшим тесные контакты с ревизионистским движением. Более того, несшего гроб с телом Зеева Жаботинского на его похоронах, что говорит без сомнения о близости Бар Циона с этим человеком.

В действительности, несмотря на тесные контакты с ревизионистами, семью Нетаниягу вряд ли можно назвать политизированной и тем более ревизионистской. Сам Бениамин рассказывал: «Мой отец никогда не хотел, чтобы я занимался политикой. Мы были очень не политизированы». Семьи основателей ревизионистского движения, давшие Израилю целые лидерские династии, такие, как Бегин, Ривлин, Меридор, просто хорошо знали Нетаниягу, хотя сами никогда не считали их посвященными ревизионистами. Бениамин никогда не был «принцем Ликуд», и не наследовал от отца его ревизионистские пристрастия.

Что Бениамин Нетаниягу и получил в наследство, так это настоящую одержимость знаниями. Его оценки в юности всегда были выше среднего, хотя действительных успехов он добивался только в изучении одного предмета – музыки. В возрасте 14 лет Бениамин вместе с семьей переехал в Америку, где его отец занял преподавательскую должность в Филадельфии. Его настоящим героем в те годы был Джон Феджиральд Кеннеди. Нетаниягу, по воспоминаниям друзей, чувствовал себя очень чужим вне Израиля. Поэтому день за днем после учебы он подрабатывал официантом, чтобы заработать денег и лето провести на Родине. Здесь, в Израиле, для него самым большим удовольствием было работать в киббуце (кстати, относившемся к левому крылу сионистского движения). Его приятели по киббуцу, тогда молодые ребята из Иерусалима, вспоминают, что Биби всегда пытался переработать их, настоящих израильтян, даже тогда, когда он во время работы серьёзно повредил колено.

Возвращаясь в Филадельфию, Бениамин поддерживал дружеские контакты только с теми ребятами, которые разделяли его искреннюю любовь к Израилю. Бениамин Нетаниягу закончил Челтенхэмскую Высшую школу, одну из лучших в Америке, имея четвертый результат в классе, но не смог присутствовать на своем собственном выпуске 5 июня 1967 года.

5 июня 1967 года началась война и Бениамин Нетаниягу тут же вылетил в Израиль, чтобы добровольцем вступить в армию. Школьный приятель Нетаниягу, Ари Бинтенер рассказывал: «Никто не был удивлен, Было очевидно, что его место было в Израиле. Я был очень рад, что он нашел возможность помочь своей стране».

Боб Тримбл, футбольный тренер Нетаниягу вспоминает: «Биби был лучшим игроком в команде, исключая его брата Йони, который если бы захотел мог бы стать профессионалом. Единственная проблема Бэна была в том, что его политические взгляды были левее, чем у других игроков».1

Таким образом, воспоминания друзей Бениамина Нетаниягу, его учителей развивают миф о том, что ревизионистские взгляды Биби – это семейная традиция. Напротив, путь в правое крыло сионизма лежал из откровенно левых взглядов молодого Нетаниягу.

1.1. Формирование взглядов Б. Нетаниягу и начало его политической карьеры.

На военной службе Бениамин Нетаниягу достиг звания капитана одного из наиболее секретных спецподразделений Израильской армии. Он принимал участие в ряде легендарных операций израильского спецназа. Во время одной из них, освобождения захваченного террористами Сабенского пассажирского самолёта Бениамин был ране. На Суэцкой операции, он чуть не утонул, пытаясь переплыть канал с автоматической винтовкой под плотным огнем египтян. После этого случая Биби закрепилось прозвище «вшивый пловец из Иерусалима». Солдаты подразделения вспоминают Бениамина, как холодного, но кристально честного офицера, который позволил выйти из себя лишь однажды. Во время операции в Ливане он заметил, что солдаты берут себе сувениры на память. Биби просто уничтожил все, в чем сам видел возможную добычу.

После 5 лет в армии Нетаниягу вернулся в Соединеные Штаты для изучения архитектуры. Из стоявшего перед ним выбора между Гарвардом и Массачуссетским Технологическим институтом, он выбрал последний, т. к. это позволило ему начать изучение магистерского курса. Профессор Леон Гарвайзер вспоминает: « Я говорил ему, что никто не может взять на себя большую нагрузку, но он настаивал, что должен нагнать время, которое потратил для служения своей стране. Я согласился прибавить ему один предмет повышенной сложности в первом семестре и когда он успешно сдал все свои предметы я прибавил ещё один. Нетаниягу сумел закончить магистратуру за два с половиной года. Не спрашивайте меня как. Никто никогда не делал подобного ни до, ни после него.»

Еще однажды Бениамин прервал свою учебу. В октябре 1973 года, в Израиле разразилась война и Нетаниягу вылетел туда, чтобы принять участие в операции на Синае. Сразу после своего возвращения Биби стал студенческим активистом, всячески поддерживая родное государство. Можно сказать. Что это был его первый опыт публичной политики. Активность молодого Нетаниягу заметил и поддержал тогдашний израильский консул в Бостоне Авитал Коллетт. Интересно, что Авитал, известный как «голубиный» консул в Нью-Йорке правительства Рабина (Переса) устроил первое появление Нетаниягу на телеэкране в дискуссии с активистом ООП профессором Эдвардом Саидом.2

Гибель брата, Джонатана Нетаниягу, во время операции в Энтеббе поставило точку на планах Бениамина стать архитектором. Вместо этого он получил звание Бакалавра Управления и занял пост в Бостон Консалтинг Групп. Его непосредственным начальником была Ира Магазинер, в последствии разрабатывавшая для администрации Билла Клинтона пакет реформ в области здравоохранения. Как отмечает Моше Аренс: «Биби был вторым премьер-министром кто реально работал вне армии и вне политики. Первым был Шамир. Он когда-то работал бухгалтером на клеевой фабрике».3

В период в Бостон Консалтинг Групп, Бениамин получил свое первое дипломатическое назначение: он был направлен в Швецию советником правительства в вопросах оптимизации бизнес администрирования. Но Нетаниягу решает бросить заработок в 100 000 долларов США и великолепную карьеру, и вернулся в Израиль, на должность управляющего мебельного концерна. Как отмечает его коллега Барбара Маклоган: « Никто из тех, кто утверждает, что Биби планировал жить в Америке, не знал о том, как он сам говорил об этом. На самом деле он использовал первый удобный случай, чтобы бросить свою жизнь в Бостоне и зарабатывать четверть своих американских денег в Израиле.

В 1979 году Бениамин Нетаниягу организовал анти-террористическую конференцию в Иерусалиме, посвященную своему погибшему брату. Благодаря привлечению к конференции таких людей, как Джордж Буш, Джордж Шульц, Ричард Перил (человека, руководившего торговлей оружием в администрации президента Рейгана), она приобрела международный характер. Но после окончания конференции Нетаниягу вернулся к своей работе на мебельной фабрике.

Все радикально изменилось в 1982 году, когда посол Израиля в Вашингтоне Моше Аренс пригласил Нетаниягу на должность своего заместителя. Этот беспрецедентный карьерный рост позже стал предметом для множества спекуляций. Многие люди отмечали, что Бар Цион Нетаниягу был одним из гостей на свадьбе Аренса и они были старыми друзьями. Сам Аренс предложил другое объяснение: « Люди весело смеялись, когда слышали, что я разговариваю с мебельной фабрикой, чтобы найти себе заместителя. Что купило меня в Биби, так это организация им анти-террористической конференции и то сильное впечатление, которое он произвел на американских лидеров, участвовавших в ней».4

В 1984 году, после двух очевидно удачных лет на посту заместителя Аренса, Бениамин Нетаниягу был назначен на должность представителя Государства Израиль в Организации Объединенных Наций. По иронии судьбы, он был назначен на пост по рекомендации Шимона Переса и вопреки возражениям Ицхака Шамира. Снова, «Авода» сыграл решающую роль в остановлении его политической карьеры. Можно сказать, что это назначение стало отправной точкой на пути к премьерскому креслу Государства Израиль. Нетаниягу великолепно выглядел, владел английским, был приятен в общении, все это сделало его звездой телевизионных средств массовой информации. Он стал постоянным участником «Ночного канала» Тэда Коппела и «Жизни» Ларри Кинга. Как отмечает Кинг: « Когда он появлялся, телефоны не умолкали. Особое впечатление он производил на женскую аудиторию. Как гостю, я поставил бы ему восьмерку. А его чувство юмора, которое он всегда умело проявлял, я оценил бы на десятку».

В этот период своей жизни Бениамин Нетаниягу пишет книгу «Терроризм. Как запад может победить.» Книга произвела огромное впечатление на администрацию президента Рейгана. Фактически, всегда, когда Джордж Буш посещал Нью-Йорк, а это было довольно часто, он обязательно звонил Нетаниягу.

К 1988 году Нетаниягу имел огромное влияние на средства массовой информации. У него было огромное количество друзей. Он получал сильную поддержку от Чарльза Краутаммера из «Вашингтон Пост»; Аби Розенталь из «Нью-Йорк Таймс»; Элли Веймоут, дочери Катерины Грэхэм, издателя «Ньюсуик». Когда он вернулся в Израиль, он уже был той фигурой, которую нельзя игнорировать. И нетаниягу был назначен первым заместителем министра иностранных дел, а позднее заместителем руководителя канцелярии премьер-министра.

Во время операции «Буря в пустыне» Си Эн Эн превратил Нетаниягу в настоящую телевизионную звезду.

1.2. Избрание Б. Нетаниягу премьер-министром Государства Израиль и формирование новой внешнеполитической стратегии.

Вступив в должность после убийства Ицхака Рабина, израильский премьер-министр Шимон Перес столкнулся со сложной проблемой. У него был мандат на то, чтобы оставаться у власти до осени 1996 г., а его популярность на волне убийства Ицхака Рабина оставалась на высоком уровне. Ш. Перес стоял перед выбором: либо провести выборы раньше срока, чтобы воспользоваться преимуществом сложившейся ситуации, либо ждать до сентября и использовать оставшееся время, чтобы добиться установления мира с Сирией.

К 11 февраля Ш. Перес пришел к выводу, что президент Х. Асад не будет подстраиваться под его расписание. Соответственно, он объявил, что Израиль проведет выборы в конце мая. Несмотря на заявление о том, что израильско-сирийские переговоры будут продолжены и в период предвыборной кампании, переговоры затянулись и не оказали влияния на результаты выборов.

Ш. Перес был доволен своим существенным преимущество, отраженном в вопросах общественного мнения, над Беньямином Нетаниягу, лидером правой партии Ликуд. Фактор личной популярности имел важное значение, поскольку на этих выборах была введена новая система прямого голосования за премьер-министра. Израильтянам предлагалось опускать два избирательных бюллетеня: за премьер-министра и за выбираемую ими парламентскую партию.5 По результатам голосования должны были быть определены количество мест в кнессете (парламенте) и лидер, которому будет предоставлено право формировать коалиционное правительство (даже если его партия не получила большинства мест). Это также подразумевало, что если премьер-министр не сумел сформировать коалицию, то будут проведены новые выборы, чем право формировать правительство будет передано следующему лидеру по числу завоеванных его партией мест.6

Позиции двух лидеров накануне выборов показывают, насколько значительны были расхождения между ними по вопросам мирного урегулирования. Ш. Перес считался израильским архитектором мирного процесса. Хотя сам он определенно не заявлял, но подразумевалось, что Израиль должен будет передать больше территорий и властных функций ПА (заморозить строительство еврейских поселений на западном берегу реки Иордан и, возможно, ликвидировать некоторые из уже существующих), в конечном итоге принять политически независимое образование (возможно как демилитаризованное государство) и разработать компромисс по статусу Иерусалима. На переговорах с сирийцами разногласия по вопросу о границах и мерам безопасности в процессе передачи Голанских высот, Ш. Перес, казалось, понимал, что существенным аспектом сирийского направления мирного процесса был принцип «мир в обмен на землю».7

Б. Нетаниягу придерживался точки зрения, согласно которой мирные переговоры с Сирией не должны основываться на принципе «мир в обмен на землю», и утверждал, что достижение мира возможно и без территориальных уступок. В ходе избирательной кампании оба кандидата обнаружили, что невозможно одержать победу придерживаясь позиций, которые составляли основу, сплотившую их электорат. Соответственно, Ш. Перес стал эволюционировать вправо, а Б. Нетаниагу- влево.8 Ш. Перес поддержал кандидатуры отставных генералов типа бывшего министра иностранных дел Йехуда Барака и стал занимать все более жесткую позицию по Иерусалиму. Б. Нетаниягу смягчил свои позиции, заявив, что Декларация принципов и Временные соглашения 1995г. 9 подписаны и будут уважаться, хотя они и являются во многом ущербными. Он также заявил, что встретится с Я. Арафатом, если будет избран премьер-министром, несмотря на свое утверждение ранее, что никогда не сделает этого.

Израильтяне направились к урнам для голосования 29 мая 1996г. поначалу Ш. Перес лидировал с небольшим преимуществом, но Б. Нетаниягу выиграл прямое голосование на пост премьер-министра, получив 50,3 % голосов против Ш. Переса, –49,7 %. Свои бюллютени опустили в урны почти 3 млн. израильтян и перевес Б. Нетаниягу над Пересом составил чуть менее 25 тыс. голосов. Партия труда выграла 34 места в Кнессете против 31, доставшегося блоку Ликуд (Б. Нетаниягу пошел на союз с другими правыми партиями, чтобы составить блок). Хотя Партия труда имела больше мест, Б. Нетаниягу был поддержан другими партиями и добился большинства после периода друдных переговоров о создании коалиции. Его поддержали религиозные партии, которые получили больше мест, чем когда либо прежде.10

Таким образом в Израиле был избран новый премьер-министр, которым стал лидер партии Ликуд-Б. Нетаниягу и также был избран новый- 14-го созыва – Кнессет.11 очевидно, что избрание нового премьера и нового Кнессета не привело к кардинальному изменению политического курса. Нетаниягу однозначно высказывался за продолжение и развитие мирного процесса ещё до своего избрания. И в его позиции не было политического оппортунизма: ведь именно «Ликуд» (а не «Авода») положил в свое время начало мирному процессу. «Ликуд» в этом отношении не одинок: его поддерживают и другие партии израильской правой. Даже такая куда более правая партия, как «Мафтал», признает соглашения в Осло в качестве политической реальности.12

Однако курс Рабина-Переса безусловно ожидала коррекция. Мирный процесс не был заморожен, но пошел куда более медленно и осмотрительно. И позиция Израиля стала менее покладистой и более жестокой.

Определяя новую концепцию внешней политики Государства Израиль, Беньямином Нетаниягу отметил, что первым шагом в сторону достижения идеала государства, наследованного от поколения его основателей, является строительство реального мира и безопасности в регионе. Заключение серий окончательных мирных соглашений с непосредственными соседями было определено как основная задача внешнеполитического курса нового правительства государства Израиль. Особо отмечены были напряженные отношения с Сирией и Ливаном. Нетаниягу открыто с трибуны Кнессета предложил лидерам этих стран начать прямые переговоры о мире, без каких-либо предварительных условий.13

Важнейшее место в новой концепции внешней политики государства занял вопрос отношений с властями палестинской автономии. Необходимо отметить, что в своей речи при вступлении в должность, Бениамин Нетиниягу подчеркнуто исключил имя Ясира Арафата из списка лидеров арабского мира. Хотя, не раз косвенно подчеркивал, что согласится на встречу с ним, если она действительно будет иметь важное значение для безопасности и интересов Израиля. Именно от Арафата, Нетаниягу, как ни от кого, был готов добиваться ясных соглашений. « Правительства Израиля выполняют взятые на себя обязательства, и мы ожидаем того же от других сторон, прежде всего от палестинцев. На сегодняшний день имеются такие соглашения, как Осло и Осло. Мы готовы к дальнейшим переговорам, в том числе с палестинскими властями при условии, что они будут выполнять взятые на себя обязательства. Соглашения заключаются для того, чтобы их выполнять.» « Если они действительно будут выполняться, — говорит Нетаниягу: мы начнем переговоры относительно будущего статуса палестинской автономии.» Так высказывался в своих поствыборных выступлениях новый премьер-министр Израиля.14

В сфере укрепления международных связей Б. Нетаниягу особо подчеркивал отношения с Соединенными Штатами, являющиеся по его словам « основополагающимися в нашей внешней политике.»15

И действительно, горечь поражения на выборах визионера, идеального партнера в усилиях установить мир на Ближнем Востоке, человека на которого делали ставку американцы, Шимона Переса, быстро прошла. Независимый, честолюбивый и непримиримый Биби достаточно быстро навёл мосты с заокеанским другом. Свидетельством этого является хотя бы тот факт, что сразу после выборов в Иерусалим для консультаций по вопросам ситуации в регионе прибыл государственный секретарь США Уоррен Кристофер.

Таким образом, во внешнеполитической концепции Государства Израиль, предложенной Бениамином Нетаниягу, ясно просматриваются три основополагающих направления:

1) Заключение окончательных мирных соглашений с непосредственными соседями Израиля;

2) Максимальная нормализация отношений с властями палестинской автономии и возможное заключение договора о мире;

3) Продолжение активного сотрудничества с Соединенными Штатами Америки, как основными внешнеполитическим Государства Израиль.

Мир и безопасность –именно эти две категории определялись во внешнеполитической стратегии Государства Израиль как характеристика развития мирного процесса на Ближнем Востоке на предстоящую перспективу. « Сила, безопасность- вот основа для реального мира», — говорил Б. Нетаниягу в первом после победы выступлении. 16

Итак, Израиль вступил в новую полосу своей истории. За плечами – наработанный позитив мирного процесса, раскрывшего перед Ближним Востоком возможности благополучия и процветания, но в это же время процесса еще хрупкого, способного стать жертвой террора, политических недопонимании и отягощенного грузом прошлых десятилетий конфронтации и глубоких национальных обид.

В самой личности израильского премьер-министра хотелось бы выделить его железную волю и непримиримость позиции во всем, что касается интересов безопасности и мирного развития Государства Израиль. Хотя следует отметить, что политические очки он набирает не столько благодаря реальным делам, сколько обладая действительным обаянием блестящего популиста и умению великолепно работать с представителями средств массовой информации.

Таким образом, формирование политических взглядов Б. Нетаниягу проходило под влиянием тех действий, которые имели место в те годы в Израиле.

Военные действия в которых участвовал Израиль оставили неизгладимый след во взглядах будущего премьера. Автор подразумевает войну в октябре1973 года в Израиле, операцию в Энтеббе, где был убит брат Нетаниягу. Стремление участвовать в жизни любимой страны, сделало Нетаниягу «непримиримым» сторонником мирного процесса, который он сведет на нет в своей политике безопасности. Курс Рабина-Переса характеризовался им как проигрышный и уступчивый, готовый «продать» почти все территории Израиля в обмен на мир, который по мнению Нетаниягу был хрупким и неустойчивым. Важнейшее место в новой концепции занял вопрос отношений с ПНА. Этот вопрос поставил ряд проблем разрешения мирного процесса между двумя странами. Проблема территорий- станет ключевым моментом в распрях между Нетаниягу и Арафатом, вплоть до личной неприязни и политических уловок. Так Нетаниягу нарочно не включил имя Я. Арафата в список лидеров ближневосточного региона, во время представления на утверждение Кнессета 18 июня 1996 года.

Отношения с мировыми державам являлись для политического курса Нетаниягу необходимыми для развития Израиля как с позиции коспонсорства, так и с позиций надежной поддержке на мировой арене.


Рефетека ру refoteka@gmail.com